Крымские мотивы в творчестве М.А.Булгакова

Историко-мистическое путешествие по страницам произведений М.Булгакова и «Родословий Михаила Булгакова» Б.Мягкова

Дом назывался «Дом Грибоедова» на том основании, что будто бы некогда им владела тётка писателя – Александра Сергеевича Грибоедова. Ну, владела или не владела – мы точно не знаем. Помнится даже, что, кажется, никакой тётки-домовладелицы у Грибоедова не было.… Однако дом так называли. Более того. Один московский врун рассказывал, что якобы вот во втором этаже, в круглом зале с колоннами, знаменитый писатель читал отрывки из «Горя от ума» этой самой тётке, раскинувшейся на софе. А, впрочем, чёрт его знает, может быть, и читал, не важно это!
Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

Сразу предупреждаю благосклонных читателей, что, в отличие от мастера «закатного романа», который, как известно, был историком и сотрудником некоего музея, я – увы! – всего лишь психолог и журналист, участник каких-то горных и археологических экспедиций. Соответственно, отличаюсь некоторым поверхностным взглядом и склонностью к эпатажным суждениям. Сие, разумеется, не может быть положительной характеристикой, но.… Вот то-то и оно, что, возможно, отмеченные недостатки превратятся в достоинства, если мы с Вами воспользуемся творческими приёмами наших авторов: Михаила Булгакова и Бориса Мягкова. Мы, суетясь и кусая локти, пытаемся проникнуться пониманием множества наших литературных героев, их публикациями, отзывами, перепиской для того, чтобы самим себе «разъяснить сову», то есть азбуку Морзе или энцефаллограмму их фантазий в реальности. Итак, приступим.… Вот как писал булгаковед Б.С.Мягков об одной из книг своего будущего многотомного исследования.
«…Предполагается передать в руки читателей, любящих творчество М.А.Булгакова и интересующихся литературой о нем, семь таких книг. Рассматриваемую далее (первую в серии) книгу «Родословия Михаила Булгакова» читатель уже держит в руках.
Эта книга рассказывает о личности и родственных связях выдающегося отечественного писателя и драматурга, развернуто показаны основные вехи и этапы его творческой биографии, главным образом московского (1921 – 1940 гг.) периода его жизни. На базе архивных документов исследуются родовые исторические корни и родственные связи семей Булгаковых и Покровских (отца и матери писателя), также помещены краткие жизнеописания родных и близких М.А.Булгакова. Включена наиболее полная и выверенная по последним биографическим изысканиям «генеалогическая родословная схема», включающая около трёхсот имен-персонажей ближних и дальних родственников и свойственников писателя.
Следующая книга – «Путешествие по булгаковским местам, или Страна Булгаковландия», написанная в жанре литературной топографии, литературных путешествий, литературного детектива, посвящена местам и адресам, маршрутам и дорогам, связанным с творческой биографией М.А.Булгакова, его литературным героям и их прототипам. Главным образом путешествия читателя будут проходить по московским улицам и переулкам, но при этом без внимания читателя-путешественника не останутся и другие места, где бывал писатель и герои его произведений: Смоленский край, Саратов, Киев, Крым, Владикавказ, Ленинград, Подмосковье. Приложенная к книге путеводная карта-схема «Древо литературных странствий» по «Стране Булгаковландии», воспроизводящая необходимые фрагменты планов городских улиц и переулков, планы местностей, а также тематическая библиография книг и материалов о жизни и творчестве М.А.Булгакова дополняют это издание, делая его интересным не только для специалистов-литературоведов и историков-краеведов, но и для широкого круга читателей; обилие же фактического материала, включение в ткань повествования малоизвестных текстов писателя, конкретность изложения с элементами литературного детектива в описании поисков адресов и их прототипов смогут сделать эту книгу не только путеводителем по булгаковским литературным местам, улицам и переулкам, но и подлинным гидом в путешествии по многим страницам творчества М.А.Булгакова…»
«…Судя по полученному аттестату зрелости (высших оценок он удостоился только по двум предметам – закону Божьему и географии), Булгаков в гимназии учился далеко не блестяще…»

Конечно, мы с Вами сразу вспомним о дипломе лекаря с отличием выпускника медицинского факультета киевского университета Святого Владимира и о наркозавизимости, случившейся на Смоленщине, и о необыкновенных приключениях доктора во время Гражданской войны, и о записках на манжетах, посвящённых всем странствующим писателям земли русской.… Но вот какой вопрос возникает, когда сообщается общеизвестное высказывание Максимилиана Александровича Волошина о дебюте Булгакова с «Белой гвардией», соотносимом с явлениями Толстого и Достоевского в русской литературе: о каком дебюте может быть речь? Булгаков уже автор «Записок на манжетах», «Дьяволиады», «Роковых яиц» и даже подпольного «Собачьего сердца»! Значит, то, что заметил Горький и Замятин, то есть «Дьяволиаду» – прошло мимо Максимилиана Волошина? Разумеется, Волошин, действительно, был литературным пророком, потому что именно «Белая гвардия» стала тем романом, от которого небу станет жарко, превратится в «Дни Турбиных», замеченные Сталиным и преобразится в охранную грамоту для самого создателя катакомбного «закатного романа».
«…К середине 1920-х гг. у Булгакова на творческом счету две повести («Дьяволиада», 1923 г., и «Роковые яйца», 1924 г.), автобиографические «Записки на манжетах», десятки рассказов, очерков, фельетонов – все это составило три книжки избранной прозы, вышедшие в Москве и Ленинграде. В начале 1925 г. написана повесть «Собачье сердце», не разрешенная к печати и увидевшая свет лишь спустя несколько десятилетий… Через одиннадцать лет после создания последней повести он считал, что «повесть грубая». И можно предположить, что и «Роковые яйца», и «Собачье сердце», не говоря уже о «Дьяволиаде», Булгаков рассматривал лишь в качестве подготовительного этапа к осуществлению по-настоящему крупных замыслов. Их реализация уже происходила. Работая ночами, в 1923–1924 гг. он пишет свое главное произведение того времени, роман «Белая гвардия» («Желтый прапор»), биографически соотнесенный с испытанными автором событиями «скоропадчины» и «петлюровщины» в Гражданской войне в Киеве на рубеже 1918–1919 гг. Первые две части романа публикуются в журнале «Россия», третья не вышла из-за закрытия журнала. Полный текст романа был издан в конце 1920-х гг. в Париже и в 1966 г. в Москве. Об этом событии и строки в «Автобиографии» (1924): «Год писал роман «Белая гвардия». Роман этот я люблю больше всех других моих вещей».
Журнальная публикация роман «Белая гвардия» принесла сюрприз – новую женщину – Любовь Евгеньевну Белозерскую, ставшую не только второй женой М.А.Булгакова с апреля 1925 год, но и оставившей уникальный след во всём творчестве писателя и драматурга, оказавшейся свидетелем его потрясающей прижизненной славы как автора «Дней Турбиных» (октябрь1926), «Зойкиной квартиры» (октябрь 1926), «Багровый остров»(1928) и конечно, «Путешествия по Крыму»(1925) с посещением Коктебеля, Ялты, Севастополя. Она оказалась свидетелем и талантливым литератором, оставившим в книгах («О, мёд воспоминаний!», «У чужого порога», «Воспоминания») яркие зарисовки отдыха творческой интеллигенции в «обормотнике» дома Волошина. Она сохранила образ писателя Александра Грина и его супруги Нины Николаевны, их замкнутость и отрезанность от литературного светского праздношатания. «Путешествие по Крыму» не касается кровоточащих ран гражданской войны, но, конечно, писательские судьбы уже отличались от трагической болезненности судьбы Антона Павловича Чехова. Крым хранил память не только об Исходе, расстрелах (Богреевка, декабрь 1920), пытках, голоде. В июне 1925 года в Судаке скончалась близкая знакомая Максимилиана Волошина Аделаида Казимировна Герцык(1875-1925) на пятьдесят первом году жизни. Именно она написала «Подвальные очерки», высоко оценённые Б.Зайцевым в эмигрантской печати. И сейчас во время празднования 1800-летия Судака, где располагается дом семьи Герцык – Жуковских, уместен был бы голос и «Ахматовского общества» и «Дома Волошина» в защиту не только самого здания, но и будущего литературного музея Серебряного века…
Разумеется, что крымские мотивы творчества Булгакова начались не с «Путешествия по Крыму» и не с «Сильнодействующего средства», а имеют родственные корни в образах сестры Варвары Афанасьевны Булгаковой-Давыдовой, которая была сестрой милосердия в Крыму. Мы должны вспомнить Исход Добровольческой армии, где оказались два брата Михаила Булгакова – Николай и Иван, а так же Любовь Евгеньевна Белозерская – прообраз Серафимы Корзухиной со свои первым мужем И.Г.Василевским (Не-Буквой).
Конечно, затрагивая тему гражданской войны, мы должны вспомнить и первую публикацию в белой прессе («Грозный», 13/26 ноябрь 1919; обнаружена Г.С.Файманом в 1990г.), на которую обратил внимание сам Я.Слащёв – прототип знаменитого Хлудова в «Беге»(1926-1928). Особого внимания заслуживает история написания и попыток постановки пьесы «Бег», о чём точно написано в «Родословиях Михаила Булгакова».

Этот год и ему предшествующий – 1928-й – были для Булгакова еще и годами борьбы за постановку пьесы «Бег» во МХАТе. Вначале работа над спектаклем не представляла никаких осложнений, театр принял и начал репетировать эту пьесу, но потом приостановил: сложности начались, как и предполагалось, в Главрепеткоме (председатель Ф.Раскольников). Руководство МХАТа в ответ на враждебную позицию Главрепеткома не сдавалось и решило организовать новую читку «Бега», пригласив на заседание художественного совета театра М.Горького. Это было 9 октября 1928 г. Во время чтения пьесы (читал сам Булгаков) часто раздавался одобрительный смех, аплодисменты. Затем состоялось обсуждение. Резолюция Главрепеткома от 9 мая 1928 г. подверглась резкой критике. «Бег» – великолепная вещь, которая будет иметь анафемский успех, уверяю вас», – сказал М.Горький. Его по-своему поддержал начальник Главискусства А. Свидерский: «Если пьеса художественна, то мы, как марксисты, должны считать ее советской. Термин «советская» и «антисоветская» надо отставить…».
Создалось впечатление, что одержана победа. Уже 10 октября вновь начались репетиции пьесы, а на следующий день в «Правде» было опубликовано официальное сообщение: «МХАТ принял к постановке «Бег» Булгакова». «Вечерняя Москва» в тот же день дала подробное изложение выступления Свидерского и информировала читателей, что МХАТ репетирует «Бег». И 12 октября Булгаков заключает договор с Ленинградским Большим драматическим театром на постановку «Бега». Словом, казалось, что все складывается благополучно. Однако Главрепетком не сложил оружия. Его поддержала пресса, рапповцы, «неистовые ревнители», отточившие перья на критике булгаковских «Дней Турбиных» и «Зойкиной квартиры». К тому же в это время (13 октября) Горький, по решению врачей, срочно выехал в Италию, и МХАТ потерял самого авторитетного своего защитника. Этим воспользовались противники «Бега», они придали вопросу сугубо политическое направление. 22 октября Главрепетком подтвердил свое майское решение о запрещении пьесы. Мнение Свидерского не было принято во внимание, хотя он заявил, что «Бег» окажется лучшим спектаклем в сезоне. Отрицательное решение Главрепеткома по пьесе послужило сигналом партийной прессе к массированной атаке на ее автора и на МХАТ, который отмечал в эти дни свое тридцатилетие.
Не дремали и осведомители. В агентурной сводке от 25 октября значилось: «В литературных и артистических кругах Ленинграда усиленно обсуждался вопрос о постановке (предполагаемой в ближайшем будущем в Москве) новой пьесы Булгакова «Бег». Это известие произвело сильное впечатление как на советскую общественность, так и на круги, враждебные соввласти. У Булгакова репутация вполне определенная. <…> Критически и враждебно относящиеся к соввласти буквально «молятся» на Булгакова, как на человека, который будучи явно антисоветским литератором, умудряется тонко и ловко пропагандировать свои идеи. <…> В литературных и театральных кругах только и разговоров что об этой пьесе. Резюмируя отдельные взгляды на разговоры, можно с несомненностью утверждать, что независимо от процента антисоветской дозы пьесы «Бег» ее постановку можно рассматривать как торжество и своеобразную победу антисоветски настроенных кругов. <…> Распространился слух, что пьеса «Бег» будет разрешена к постановке только в Москве и ни в коем случае в провинции».
Повторялась как бы история двухлетней давности с мхатовскими «Днями Турбиных», но повториться она не могла: внутриполитическая ситуация была уже другой. Поэтому судьбой булгаковской пьесы вновь занялось Политбюро ЦК ВКП(б) и лично его генеральный секретарь. Уже в начале следующего 1929-го года, как первая ласточка, появился следующий документ: «Выписка из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) “О пьесе М.Булгакова «Бег»” от 30 января 1929 г. № П62/опр. 8-с. Строго секретно. Опросом членов Политбюро от 30.1.1929 г. о пьесе Булгакова «Бег». Принять предложение комиссии Политбюро о нецелесообразности постановки пьесы в театре. Секретарь ЦК». Этому итоговому документу, поставившему крест на постановке пьесы, предшествует ряд событий. Как полагают исследователи, в конце 1928 г. Сталин колебался и не был готов к принятию решения о запрещении пьесы «Бег» к постановке. Но тут произошло событие, которое подтолкнуло руководство страны к рассмотрению этого вопроса на Политбюро. 11 января был убит бывший генерал Добровольческой армии Я.А.Слащов (убийца, некий Коленберг, назвался братом одного из рабочих, повешенных по приказу генерала в Джанкое), послуживший прототипом главного героя пьесы «Бег» – генерала Хлудова. И это дало новый толчок развитию событий: через три дня была образована специальная комиссия Политбюро из верных «сталинских соколов» – Л.М.Кагановича, А.П.Смирнова, К.Е.Ворошилова. Эти «искусствоведы» должны были решать судьбу постановки «Бега» и решили ее. Уже 29 января герой Гражданской войны К.Е.Ворошилов в секретном письме Сталину докладывал: «По вопросу о пьесе Булгакова «Бег» сообщаю, что члены комиссии ознакомились с ее содержанием и признали политически нецелесообразным постановку этой пьесы в театре». А на следующий день мнение комиссии было утверждено цитированным выше протоколом.
События развивались быстро. По поводу различных «уклонов» и в политике и в искусстве подоспел срок ответа на письмо драматурга В.Н.Билль-Белоцерковского, где этот драматург, как полагают исследователи (само письмо не разыскано), в числе прочего затрагивал вопросы творчества и своего коллеги Булгакова. Сталинский «Ответ Билль-Белоцерковскому» был написан уже 2 февраля 1929 г. и скоро стал известен общественности (опубликован он через двадцать лет в 11-м томе собрания сочинений вождя). По поводу булгаковского творчества Сталин писал: «<…> «Бег» есть проявление попытки вызвать жалость, если не симпатию, к некоторым слоям антисоветской эмигрантщины, стало быть, попытка оправдать или полуоправдать белогвардейское дело. «Бег», в том виде, в каком он есть, представляет антисоветское явление. Впрочем, я бы не имел ничего против постановки «Бега», если бы Булгаков прибавил к своим восьми снам еще один или два сна, где бы он изобразил внутренние социальные пружины Гражданской войны в СССР, чтобы зритель мог понять, что все эти, по-своему «честные» Серафимы и всякие приват-доценты оказались вышибленными из России не по капризу большевиков, а потому, что они сидели на шее у народа (несмотря на свою «честность»), что большевики, изгоняя вон этих «честных» сторонников эксплуатации, осуществляли волю рабочих и крестьян и поступали поэтому совершенно правильно. <…> Почему так часто ставят на сцене пьесы Булгакова? Потому, должно быть, что своих пьес, годных для постановки, не хватает. На безрыбьи даже «Дни Турбиных» – рыба. <…> Что касается собственно пьесы «Дни Турбиных», то она не так уж плоха, ибо дает больше пользы, чем вреда. Не забудьте, что основное впечатление, остающееся у зрителя от этой пьесы, есть впечатление, благоприятное для большевиков: «если даже такие люди, как Турбины, вынуждены сложить оружие и покориться воле народа, признав свое дело окончательно проигранным, – значит, большевики непобедимы, с ними, большевиками, ничего не поделаешь». «Дни Турбиных» есть демонстрация всесокрушающей силы большевизма. Конечно, автор ни в коей мере «не повинен» в этой демонстрации. Но какое нам до этого дело? <…>».
Заканчивал свой «Ответ Билль-Белоцерковскому» вождь так: «Что касается «слухов» о «либерализме», то давайте лучше не говорить об этом, – предоставьте заниматься «слухами» московским купчихам». Но к «слухам» о пьесе «Бег» и об идущих во МХАТе «Днях Турбиных» все же прислушаться пришлось. Слишком громкое звучание приобрел скандал вокруг постановки «Бега», чтобы Сталин мог остаться в тени и не сказать своего веского слова. К тому же и общеполитическая ситуация в стране (разгоревшаяся борьба с «правым уклоном») требовала принятия решительных мер в схватке с «правой опасностью в искусстве», в ярчайшие представители которого те же функционеры от культуры записали и Булгакова. Ведь буквально через несколько дней после написания «Ответа…» Сталину пришлось выдержать яростный напор аудитории, требовавшей немедленно запретить столь нравящийся генсеку спектакль. В начале февраля в Москву прибыла делегация украинских писателей. 12 февраля делегацию принял Сталин, состоялась продолжительная беседа о литературе. Глава государства при разборе отдельных произведений начал с «Дней Турбиных», очевидно, предупрежденный об особом интересе присутствующих к этой пьесе. Более подробно и более доходчивым языком Сталин повторил все то, что он написал в письме к Билль-Белоцерковскому. Несколько раз его прерывали недовольные голоса. Затем гостям предложили выступить. Каждый из выступавших непременно высказывал резко отрицательное отношение к «Дням Турбиных». По их суждению, пьеса искажала исторический ход событий на Украине. Общее же мнение делегации выразил писатель А.Десняк, который без обиняков заявил: «Когда я смотрел «Дни Турбиных», мне, прежде всего, бросилось то, что большевизм побеждает этих людей не потому, что он есть большевизм, а потому, что делает единую великую неделимую Россию.
Именно тогда в 1928 году начинаются первые редакции-варианты того самого «закатного романа». Свита Воланда оказывается в Москве в среде писателей. Писатели делят дачи, путёвки, квартиры. Председатель МАССОЛИТа, редактор толстого московского журнала, критик-наставник Ивана Бездомного знаменитый Михаил Александрович Берлиоз – аналог председатель Союза писателей – поплатился свое головой за лжесвидетельство. В окончательных редакциях директор Варьете – аналог современного Первого телевизионного канала Степан Богданович Лиходеев очутится не во Владикавказе, а в Ялте. В подмосковном «Пушкино» будет открыта шашлычная «Ялта», где по рассказам вампира-наводчика Варенухи бесчинствует Лиходеев. В эпилоге романа мы узнаем, как распространялись слухи о шайке гипнотизёров в поезде Москва – Феодосия. Позже пространство романа насыщается сотрудниками известного учреждения, которые безуспешно собирают сведения, ошибаются в приметах и терпят поражение в дуэли с котом Бегемотом. До октября 1936 года Михаил Булгаков состоит на службе во МХАТе, но уже начинает сотрудничать с Большим театром, куда переходит на должность штатного либреттиста.

В 1937 г. Булгаков пишет либретто «Черное море» (с использованием элементов сюжета пьесы «Бег») о взятии Перекопа и Крыма в Гражданскую войну. Музыку к этому либретто должен был написать композитор С.Н.Потоцкий, но, поскольку главным героем здесь оказался нелюбимый Сталиным М.В.Фрунзе (Михайлов), осторожный композитор все время «переключался» то на различные «колхозные сюиты», то на музыкальное оформление кинофильмов, ныне почти забытых. Опера так и не была создана…
С 20 ноября по 19 декабря 1939 Булгаков находился в правительственном санатории в Барвихе, где его состояние временно улучшилось. Драматург даже попытался вернуться к задуманной еще в мае 1939 г. пьесе «Ласточкино гнездо» – тематическое продолжение «Батума», которое могло бы составить с ним дилогию о Сталине. В задуманном драматургическом действии главными героями должны были стать затравленный опальный писатель, пытающийся с помощью конъюнктурной пьесы добиться, чтобы его впустили в «версальские залы», и соблазняющий его всесильный чин НКВД Ричард Ричардович. Но надежды героя «Ласточкиного гнезда» не сбылись: всесильный Ричард в конце концов кончал с собой, разоблаченный «человеком с трубкой» – Сталиным, а писатель оставался у разбитого корыта…
Погружение в пространство исследования Б.С.Мягкова «Родословия Михаила Булгакова» даёт возможность не только вспомнить биографию великого писателя, но и увидеть, как трудно пробирались к читателю его честные и яркие произведения. Крымские мотивы – не только судьбы родственников Михаила Булгакова, которые стали свидетелями страшных дней Исхода, не только встреча с поэтом Максимилианом Волошиным и продолжение знакомства уже в Москве. Это, конечно, самые разные жанровые картинки и мощные драматические полотна, ставшие достоянием русской культуры лишь во второй половине XX века.

    Ноя
    22
    Пт
    13:00 Экскурсии по “Булгаковскому дому...
    Экскурсии по “Булгаковскому дому...
    Ноя 22 @ 13:00 – 20:00
    Продолжительность: 1 час Место начала экскурсии: Музей «Булгаковский Дом». Информация и заказ билетов по телефону: +7 (495) 970-06-19
    15:00 Трамвай 302 БИС и тайные комнаты
    Трамвай 302 БИС и тайные комнаты
    Ноя 22 @ 15:00 – 16:30
    Хотели бы вы хоть одним глазком взглянуть на Москву начала XX века? Мы можем предоставить вам такую возможность! Отправимся же в путь на таинственном Трамвае “302-БиС” по Москве, которая ещё хранит в себе прекрасные истории[...]
    17:00 Трамвай 302 БИС и тайные комнаты
    Трамвай 302 БИС и тайные комнаты
    Ноя 22 @ 17:00 – 18:30
    Хотели бы вы хоть одним глазком взглянуть на Москву начала XX века? Мы можем предоставить вам такую возможность! Отправимся же в путь на таинственном Трамвае “302-БиС” по Москве, которая ещё хранит в себе прекрасные истории[...]
    19:00 Спектакль “Москва-Петушки”
    Спектакль “Москва-Петушки”
    Ноя 22 @ 19:00 – 20:30
    Спектакль "Москва-Петушки" @ Музей-театр "Булгаковский Дом" | Москва | город Москва | Россия
    Пафос и метафизический намёк на поэму Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки» Спектакль «М-П» (пафос и метафизический намёк на поэму Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки»)  – это не спектакль в традиционном понимании. Это впечатление коллектива авторов, их взгляд на поэму, названную[...]
    19:00 Экскурсия на трамвае «302-бис» “...
    Экскурсия на трамвае «302-бис» “...
    Ноя 22 @ 19:00 – 20:30
    Экскурсия на трамвае «302-бис» "Булгаков и его эпоха" @ Музей-театр "Булгаковский Дом" | Москва | город Москва | Россия
    Купить билет  «302-бис» это — музей на колесах. Каждую неделю на улицах Москвы можно увидеть самую настоящую машину времени – уникальный и единственный в своём роде экскурсионный Трамвай “302-БиС”, который переносит нас в совсем другую[...]
    Ноя
    23
    Сб
    01:00 Ночное “Романтическое путешестви...
    Ночное “Романтическое путешестви...
    Ноя 23 @ 01:00 – 06:00
    Ночное "Романтическое путешествие по следам романа «Мастер и Маргарита»" (автобусная) @ Музей-театр "Булгаковский Дом" | Москва | город Москва | Россия
    Музей “Булгаковский Дом” откроет перед нами свои двери в первый час ночи, мы пройдём с экскурсоводом по всем залам, познакомимся с жизнью Михаила Афанасьевича, узнаем, где он родился, чем увлекался и с кем был знаком.[...]
    15:00 Экскурсия на Трамвае 302-БиС: «Р...
    Экскурсия на Трамвае 302-БиС: «Р...
    Ноя 23 @ 15:00 – 17:00
    Экскурсия на Трамвае 302-БиС: «Рукописи не горят» с посещением «Булгаковского Дома» и дома Пашкова @ Музей-театр "Булгаковский Дом" | Москва | город Москва | Россия
    Какой была жизнь Михаила Афанасьевича Булгакова? Кто вдохновлял его, а кто порицал, при каких обстоятельствах он жил и творил, что за люди его окружали — всё это вы узнаете на  совместной экскурсии музея “Булгаковский Дом”[...]
    16:30 Дневная пешеходная экскурсия “По...
    Дневная пешеходная экскурсия “По...
    Ноя 23 @ 16:30 – 19:00
    Дневная пешеходная экскурсия "По следам романа "Мастер и Маргарита" с посещением "нехорошей квартиры" @ Музей-театр "Булгаковский Дом" | Москва | город Москва | Россия
    Прекрасная Маргарита и ее возлюбленный Мастер приглашают вас в романтическое путешествие “По следам романа “Мастер и Маргарита”! Экскурсия начинается с посещения музея-театра “Булгаковский Дом”, где вы сможете ближе познакомиться с Михаилом Афанасьевичем и творческим и жизненным путем,[...]



    Verification: c32520e2d8fcdb2d